19 января – именинница Дженис Джоплин

Дженис Джоплин. Фото

Дженис Джоплин. Фото

Сегодня, 19-го января, день рождения культовой американской блюз-рок-исполнительницы, считавшейся лучшей белокожей исполнительницей блюза, а также одной из величайших вокалисток за всю историю рок-музыки. Она была посмертно внесена в Зал славы рок-н-ролла, удостоена премии «Grammy» за выдающиеся достижения, а также получила звезду на пресловутой Голливудской «Аллее славы». Её имя Дженис Лин Джоплин, и она занимает 28-ю строчку списка «100 величайших певцов и певиц всех времён». Она успела записать всего четыре студийных альбома, последний из которых вышел уже после её смерти, и ушла на пике славы в 1970-м году, в возрасте 27-ми лет, при довольно странных, и до конца не выясненных обстоятельствах.

Будущая звезда появилась на свет в 1943-м году в небольшом городишке Порт-Артур, что в штате Техас и была старшей из троих детей своих родителей. У артистки есть также младшие брат Майкл и сестра Лора. Её отец был служащим местной торговой компании, а мама еще в студенческие годы пела в мюзиклах и была подающей большие надежды артисткой, однако, она упустила свой шанс построить профессиональную карьеру певицы, оказавшись от поступившего предложения. Вместо этого девушка устроилась на работу на одну из радиостанций, но вскоре она познакомилась со своим будущим супругом, вместе с которым и перебралась в Порт-Артур, где родилась их дочь Дженис. Мама привила дочери с пеленок любовь к музыке, а отец имел огромную домашнюю библиотеку, которую регулярно пополнял, так что он приобщил дочку с ранних лет к литературе. Нужно заметить, что Дженис была не по годам интеллектуально развитым ребенком, серьезной и смышленой. Однако, эти качества немало мешали ей в общении с одноклассниками, которые откровенно недолюбливали её. Кроме того, у девочки были собственные анти-расистские взгляды, что для того времени и для их городка, где расовый вопрос стоял очень остро, было чем-то очень экстраординарным. Творческие способности Дженис также начали проявляться очень рано, она великолепно рисовала, и, судя по сохранившимся её рисункам, вполне могла бы стать художницей. Она много времени проводила за чтением книг, занималась самообразованием и саморазвитием, а также с детства начала проявлять самостоятельность, независимость и целеустремленность. В местной школе Томаса Джефферсона она была примерной ученицей и соответствовала всем нормам общественных ожиданий. Только вот подруг у неё не было вовсе, и девочка общалась исключительно с парнями. Кроме того, Дженис очень трудно было назвать очаровательным ребенком, а с годами её внешность начала меняться, но, далеко не в лучшую сторону. Невыразительные черты лица, проблемная кожа, и полнота делали из неё «гадкого утенка», превращая в еще большего изгоя среди сверстников. Однако, все эти комплексы, замкнутость и отстраненность впоследствии оказали огромное влияние на её творчество, сформировав ту самую неповторимую Дженис Джоплин, которую узнал и полюбил весь мир. Постепенно у девочки начали появляться новые друзья вне школы, она вошла в местный полуподпольный кружок молодёжи, которая увлекалась новейшей литературой, поэзией бит-поколения, а также блюзом, фолк-музыкой, и радикальными подвидами современного искусства. Один из новых друзей, футболист Грант Лайонс, познакомил Джоплин с творчеством музыканта Ледбелли, сделав её навсегда страстной поклонницей блюза. А вскоре Дженис и сама начинает петь блюз, но, поначалу делает это в тайне от окружающих. Для подростков восточного Техаса соседняя Луизиана выглядела своеобразной «землёй обетованной блюза и вина». Здешняя сцена значительно отличалась от южного блюза, и для подростков такие тайные «нарушения границы» были неким «ритуалом посвящения», а Дженис прошла его еще в очень ранней юности, так как она общалась с отчаянными парнями, которые принимали её за свою. Именно там, в Луизиане юная Дженис впервые спела свой блюз и просто поразила слушателей, безупречно скопировав вокальный стайл Одетты. Выходя на сцены в том или ином придорожных клубах, девушка очень быстро становится популярной и приобретает навыки профессиональной блюз-исполнительницы. Дженис не знала нотной грамоты, однако, она обладала просто уникальной восприимчивостью, что позволило ей буквально впитывать ритмичность, и эмоциональный спектр блюза, вплоть до нюансов. Довольно жёсткий луизианский блюз послужил идеальным фоном, наложившись на подростковый интерес к этому. К моменту окончания средней школы Дженис уже обладала глубокими знаниями в музыке и окончательно решила, что именно это и есть её судьба. В 1960-м году она поступает в университет Ламар в Техасе. Все лето 60-го года девушка провела в маленькой Венеции, что в районе Лос-Анджелеса среди битников, а после вернулась обратно в Техас. Как позже вспоминал Джон Ленгдон, близкий друг её юности, большое влияние на Дженис битники оказали не столь своей поэзией, сколько их стилем жизни. В канун нового года в 61-м, в клубе «Halfway House» произошел сценический дебют будущей звезды, а уже в январе 62-го года она выступала на сцене «Purple Onion» – клуба в Хьюстоне. С тех пор Джоплин начинает регулярно выступать на университетской сцене, и демонстрирет выразительный вокал с мощным трёхоктавным диапазоном. Первой собственной песней молодой артистки, записанной на плёнку, была блюзовая композиция «What GoodCan Drinking Do». Девушка была под впечатлением блюза 20-х годов и старательно отождествляла себя с его звёздами. Этот подвид сверхвыразительного блюза позволял ей услышать свой собственный звучный внутренний голос, и понять глубину своей души. Летом следующего года она совершила первый официальный визит в городок Винтон, в Луизиане, где алкоголь отпускался даже несовершеннолетним, а в ночных клубах звучали не кантри и поп, а блюз, рок-н-ролл и R&B. Такая музыка была и в негритянских клубах Порт-Артура, однако, как вспоминала сестра Дженис, белые девушки туда не ходили, кроме того, их появление в таких местах и не приветствовалось. Параллельно в том же году артистка поступает в престижный Техасский университет в Остине. А спустя всего месяц упоминание о Дженис появилось на страницах местной прессы. О ней говорили: «Эта девушка ходит босиком, когда ей вздумается, и носит всюду с собой цитру на тот случай, если ей вдруг захочется спеть: тогда этот струнный инструмент пригодится – её зовут Дженис Джоплин». Такая заметка появилась в университетской газете озаглавленная: «Она смеет быть непохожей». В том же году Дженис и её друг Джек Смит уехали из Порт-Артура и отправились в Остин, где они поселились в многоквартирном пристанище битников, известном как «Ghetto». Уже осенью Джоплин начинает выступать вместе с блюз-группой «Waller Creek Boys». Это трио выступало в доме профсоюзов по выходным, а также в баре «Bar & Grill» по средам вечером. К тому времени Дженис уже давно и всерьёз увлекалась «травкой», в больших количествах употребляла алкоголь, а также подсела на рецепторные медицинские препараты.Некоторые считают, что именно там, под воздействием алкоголя и сигарет, в голосе певицы и появилась та самая хрипота, которая затем сделала её знаменитой. Однако, по словам её сестры, Дженис всегда обладала параллельно двумя совершенно разными голосами: один чистый и яркий сопрано, а второй мощный блюзовый хрип. Какое-то время певица колебалась и не знала, какому же отдать предпочтение, но потом она сделала свой выбор в пользу второго. Девушка бросила учебу зимой 63-го года, после того, как университетская газета зло пошутила, и присвоила Дженис титул «самого страшного парня». Как раз тогда Чет Хелмс, её старый друг, вернулся из Сан-Франциско и рассказал о местной битниковской сцене. Так, уже через пару дней оба на попутках выехали из их студенческого городка, и два дня спустя Джоплин выступала на сцене бара «North Beach», после чего она прошла со шляпой среди столиков, собирая мелочь. Дженис пела первое время акапелла, но, вскоре ей начинает аккомпанировать Йорма Кауконен. Дуэтом они стали выступать в барах и кофейнях. По воспоминаниям очевидцев, артистка вела себя на сцене весьма раскованно, а пела она оглушительно. Первую половину 63-го года она провела, перебиваясь лишь мелкими заработками. Но летом певица выступила на фольк-фестивале в Монтерее, сумев обратить на себя внимание. Осенью того же года она впервые выступала на радио, при чем, в прямом эфире сан-францисской радио станции «KPFA», исполнив тему «Midnight Special». В следующем году Джоплин несколько месяцев прожила в нью-йоркском Ист-сайде. По возвращении в Сан-Франциско она записывает шесть блюзовых стандартов, которые позже были выпущены под заголовком «The TypewriterTape». К тому времени исполнительница уже регулярно принимала разные наркотики, среди прочего был героин, с помощью которого она пыталась избавляться от депрессии, а также лишнего веса. Весной следующего года приятели, обеспокоенные истощённым видом девушки, уговорили её вернуться обратно к родителям в Порт-Артур. Её сестра Лора вспоминала, что и сама Дженис была этим «напугана до смерти». Певица приехала подавленной, она стыдилась себя и своих пристрастий и не показывалась перед мамой в одежде с коротким рукавом, чтобы та не видела следов от уколов в вены. Впервые она начала прислушиваться к тому, что ей говорили родители, а еще Дженис даже обращалась к психологу, решила продолжать образование, да и вообще, начать жизнь с чистого листа. В 65-м году она поступает на факультет социологии в Ламарский технологический университет, где, однако, проучилась всего год, время, от времени выезжая в Остин для выступлений. Но тогда Дженис вела очень сдержанный и даже консервативный образ жизни. Тогда же в Сан-Франциско образовался новый коллектив «Big Brother&the HoldingCompany». В июне 66-го года прошло и первое выступление обновленного состава в клубе «Авалон». Месяц спустя, вместе с музыкантами, их девушками и женами, она поселилась в особняке, в долине Сан-Джеронимо. В те дни Дженис почти не принимала наркотики. По настоянию своего близкого друга Стивена Райдора она заключила договор о том, чтобы в их квартире, которую они снимают на двоих, шприцы были вне закона. В то время она была решительна и не хотела упускать ни единого шанса. С появлением Дженис, стиль группы заметно изменился: музыканты заиграли динамичный синтез блюза и поп-психоделии, сохранив, при этом, верность стилю исполнения. Джоплин привнесла в репертуар новые песни. Новый союз сыграл тогда решающую роль в её творческом развитии. Певица, которая давно успела свыкнуться с всеобщественным неприятием, теперь просто купалась в лучах славы и всеобщего восхищения. Группа заключила очень выгодный контракт с Бобом Шедом и его музыкальным лейблом «Mainstream Records». В октябре 66-го года новый менеджер коллектива вернул музыкантов в Сан-Франциско, где они сыграли на нескольких масштабных концертах. Поворотным моментом в карьере Дженис стало выступление группы на поп-фестивале в Монтерее. По словам рок-критика выступление Джоплин тогда отличалось просто захватывающей спонтанностью и источало мощнейший заряд живой энергии: вся аудитория была сражена. Той же осенью группа подписала контракт с новым менеджером Альбертом Гроссманом. Это событие предопределило всю дальнейшую судьбу ансамбля. Как оказалось, Гроссман, пренебрежительно отнесся ко всем музыкантам, но он боготворил Джоплин, в которой увидел «новую Билли Холидей», а в перспективе – нового лидера блюз супергруппы. Зимой группа начинает своё первое турне по всему Восточному побережью, и впервые выступает в Нью-Йорке, в «AndersonTheatre». Концерт тогда получил восторженные рецензии в прессе. Весной группа приступила к активной работе над вторым альбомом. Тогда же первые внутри коллектива возникли трения: артисты чувствовали, что Дженис становится суперзвездой, а они превращаются просто в аккомпанирующий состав. Выпуск студийного альбома задерживался, но предварительные заявки были на столько массовыми, что альбом получил статус золотого ещё до своего выхода. Спустя месяц альбом разошёлся миллионным тиражом, и возглавил рейтинг «Биллборда», продержавшись на его вершине восемь недель. Несмотря на успех пластинки, постоянные гастроли, а также нервное перенапряжение сказались на состоянии внутри группы: наркотики и мелкие конфликты иссушили всю энергию, и предопределили распад, как личных, так и творческих связей. Всем было очевидно, что из всего коллектива одна только Джоплин в случае распада сможет не только выжить, но и добиться определенного успеха как сольная исполнительница. Осенью 68-го года менеджер группы объявил о «дружеском расставании» Джоплин и музыкантов «Big Brother». Вновь образованная группа «Kozmic BluesBand», несмотря на успешное турне, разочаровала критиков и фанатов. Проблема была в том, что если «Big Brother» были действительно группой единомышленников, и одной семьёй, то «Kozmic BluesBand» были лишь «наемными работниками». Пластинка «I Got DemOl’ Kozmic BluesAgain Mama!» осенью 69-го года поднялся до пятой строчки «Billboard 200» и вскоре стала «золотой». В американской прессе альбом был встречен холодно, а вот европейская, напротив, отреагировала на него восторженно. В ноябре того же года Дженис выступила на одной сцене с Тиной Тёрнер, а также «Rolling Stones» в Мэдисон Сквер Гаден, а в марте следующего года она возглавила новый коллектив «Full TiltBoogie Band». В июле 70-го года Джоплин выступала на Гавайях, где более семи тысяч зрителей провожали её овациями стоя. Тогда же группа приступила к активной работе в студии «Sunset Sound», Дженис глубоко вникла в ход работы и получала от неё огромное удовольствие. Новый альбом обещал обернуться большим успехом. Однако, утром 4-го октября 70-го года Джоплин неожиданно не явилась в студию, где шла работа над записью альбома. После того, как стало очевидно, что и на телефон она не отвечает, к ней был отправлен один из помощников. В номере 105, отеля «Лендмарк Мотор», где она проживала было тихо. Все попытки разбудить её стуком в дверь были тщетными. Тогда вызвали служащего со своим ключом. И вскрыли номер. Молодая женщина лежала между кроватью и тумбочкой в ночной рубашке. Её губы её были в крови, а нос разбит. Несмотря на тот факт, что вскрытие выявило значительное количество опиатов в организме артистки, в ходе обыска в её номере наркотиков найдено так и не было. Более того, многим даже показался странным тот факт, что прибывшая на место полиция застала чисто прибранную комнату. Возникло даже предположение, что кто-то, находившийся там с Джоплин, таким образом уничтожил все улики и скрылся. Другая странность всего этого состояла в том, что смерть, как установили, наступила спустя десять минут после укола. Такое могло произойти только, если Джоплин ввела себе наркотики подкожно, но всем было известно, что такого она никогда не делала. Это послужило основанием для возникновения слухов о вероятном убийстве звезды. Некоторое время также обсуждалась и версия о её самоубийстве. Но, не считали такую возможность правдоподобной её друзья и коллеги, которые отмечали, что Дженис была весьма довольна тем, как идут дела с записью новой пластинки, и она знала, что альбом получится просто превосходным, также она отлично ладила с другими музыкантами. Сэм Эндрю был уверен, что Джоплин стала жертвой собственной безудержной страсти к наркотикам. Однако, он также не исключал, что погубила артистку не только жажда наслаждений, но и трудоголизм.

Что касается личной жизни, то, несмотря на всемирную славу и успех, и при всей своей внешней любвеобильности, девушка всю жизнь была глубоко одинока и считала себя изгоем. Мужчины довольно редко обращали на исполнительницу внимание, и даже в столь непретенциозном сообществе, как хиппи она считалась интровертом. Один из любовников артистки, Джо Макдональд, считал, что она с самого начала стала просто жертвой своего собственного сценического образа. Недостаток любви мужской Джоплин старалась компенсировать женской любовью. Известно, что исполнительница была бисексуалкой и имела довольно продолжительные близкие отношения, как минимум, с одной из её подруг, Пегги Касертой. Одним из последних любовников Дженис был кантри-певец и актер Крис Кристофферсон. Их объединяло творчество и взаимные нежные чувства, но, страсти, как таковой, не было, и вскоре девушка разочаровалась в этом романе. Последним её возлюбленным был Сет Морган. При чем, Дженис и Сета большинство считало женихом и невестой, а спустя годы он вспоминал, что, если бы не скоропостижная смерть артистки, то они, непременно бы поженились. Однако, в её последний день, рядом не оказалось никого из многочисленных друзей, любовников и любовниц. Её подруга Джен Дер, одна из тех, кто склонялся к версии о самоубийстве, была убеждена, что Дженис покончила с собой, попросту не выдержав того гнетущего ощущения полного одиночества.

Метки текущей записи:

Автор:

IronRat



Обсудить

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.



 

Фото-галерея


Популярная российская и белорусская актриса, очаровательная ...

Одна из долгожителей скандальной телестройки «Дом-2», Виктория ...

Сегодня, 15-го августа, свой 27-й день рождения отмечает популярнейшая ...

Известная молодая российская исполнительница и актриса, ...

Сегодня, 14-го августа, свой 34-й день рождения празднует ...

беременные звезды 2017

Еще новости

dialog