Поэзия Александра Рытова

В сборнике стихов Александра Рытова, громко заявляющего о себе, нас поражает свойство совершенно противоположное: его всеядность, легкость на подъем. Рытов готов описывать в стихах все, что попадается на его пути. Поэтический почерк Рытова размашист. Он бойко и уверенно берется за любую тему. Задор и темперамент у него несомненны, но словесное проявление этого темперамента — поверхностно и часто неорганично. Чего только нет в этом небольшом сборнике! И бурное воспевание современных  строек, и попутно сатирическое высмеивание «пережитков прошлого» — старух, молящихся в Александро-Невской лавре, и модное заглядывание в космическое межпланетное будущее — «Рэю Брэдбери», и студенческие выезды «на картошку», и боевые марши туристских походов, и гимны археологам, и целый географический альбом: Судак, Львов, Карелия, «Где-то под Шяуляем», «Ночлег под Стрыем», «Старик из Мукачева». Среди внешних, броских, бездумных зарисовок вдруг мелькает что-то свежо подсмотренное, дышащее живым теплом лесного бытия: «Лоси» — «лосенок вспрыгнул на ноги ломкие. ..», «и долго робко и настороженно смотрела чаща глазами карими».
 
Наигранная бодрость победных маршевых ритмов сменяется поэтическим разливом заемных красивостей — «Карелия» с такими вычурными строками о любви:

Пришла Она — бессовестно красивая,
Зажав в губах цветок пушистый клевера.
Или «Улица Шопена» с набором случайных, то
банально-томных, то броско-модных, между собой
не монтирующихся образов:
На «шпильках» — тучка, шагом дробным,
Капроном бережно хрустя…
Тугие лебеди-балконы
По-лебединому — в гостях…

Изобретательные рифмы — «на синем фоне дня — симфония», «мелколиственна — истина», «совами — нарисованная» — перемежаются такими звуковыми сорняками, свидетельствующими о полном отсутствии слуха, как: «электромолотками — молодая».

А. Рытов путешествует не только по темам и географическим объектам, но и по поэтическим стилям — от бравурной бодрости маршей до лирического захлеба многозначительной образностью: «Между собакой и волком» или «Солнце встает, как со взбитой постели». Торопливый, развязный, шумный и задыхающийся пробег по миру характерен для поэтической походки Рытова.

И только в самом конце книги в двух стихотворениях— «Французская живопись» и «Фламандская живопись» — Рытов по-настоящему находит себя. В стихах о живописи нет пестроты и случайности, неряшливости и несовместимости образного развала, встречающегося почти во всех вещах сборника. Точная зримость деталей, отобранных обдуманно и метко, в сочетании своем раскрывающих обобщающий смысл увиденного, умение схватить национальный и жизненный характер картины, претворенной в стихи, словесное открытие материала другого искусства — вот то новое и подлинно ценное, с чем пришел Рытов в поэзию:

Желтая глина лица.
Черная складка рта. «Любительница абсента»!…
А здесь
На стене
Висит крик
Летящего вниз
С обрыва!..

Наоборот, «Фламандская живопись» воплощена медленными, тяжеловесными ритмами и раблезианской физиологичностью образов:

Старинных кабачков цветная толстогубость,
На тяжести столов сочащаяся снедь,
Задообразных лиц проверенная тупость,
Глаз олово, носов блестящих медь.

Хочется надеяться, что Рытов перестанет торопливо и развязно перебирать жизненные впечатления. Ведь искусство начинается с отбора. Своими стихами Рытов доказал, что, когда что-нибудь поражает его всерьез, он этим искусством владеет. Он умеет видеть словами и проникать в суть увиденного — нечастый и завидный дар.

Автор:

IronRat





Обсудить

 

Здесь вы можете написать отзыв

* Текст комментария
* Обязательные для заполнения поля

Внимание: все отзывы проходят модерацию.

 



Фото-галерея


Вчера, 23-го июня, звезды культовой фэнтезийной саги «Игра ...

Не все женщины, по тем или иным причинам, могут самостоятельно ...

Многие спортсмены, отнюдь, не могут похвастаться безупречной ...

Любви покорны не только все возрасты, но также для влюбленных ...

Звезды шоу-бизнеса, по роду своей деятельности, постоянно ...

беременные звезды